Самое дорогое в жизни - Форум
На главную · Регистрация · Вход Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Bre 
Форум » Фанфикшн » Фанфикшн на тему сериала "Частная практика" » Самое дорогое в жизни
Самое дорогое в жизни
ЯринаДата: Понедельник, 09 Апр 2012, 22:38 | Сообщение # 1
Новорожденный
Группа: Заглянувший
Сообщений: 7
Награды: 1
Репутация: 2
Статус: Offline
Название: Самое дорогое в жизни
Автор: Ярина
Рейтинг: К+
Саммари: ночной звонок перевернул жизнь Эдди


Первая глава.

Телефонный звонок разорвал ночную тишину комнаты. Эдди заворочалась. Глаза открывать не хотелось. Она не знала, кто мог звонить в такое время суток. То, что было поздно или рано, зависит от того, с какой стороны смотреть, она могла сказать, не открывая глаз. Всего лишь пару часов назад она завалилась спать после очередного девичника в компании Наоми и Вайолет. Естественно, со спиртным. Естественно, говорили о наболевшем – проблемах в личной жизни. Эдди мысленно прокляла звонившего, надеясь, что тому надоест и телефон умолкнет.
Но телефон не утихал.
- Вот настырный, - пробормотала Монтгомери, нащупывая трубку. Та легла в руку. – Алло.
- Эдди, - голос, прозвучавший в трубке, был знаком. Не просто знаком. Эдди и не думала, что услышит его в ближайшем будущем.
- Марк? – она даже проснулась, сверяясь с часами. Точно, три часа утра, а пациенты пойдут с самого начала рабочего дня. – Я плохо себе представляю, что должно случиться, чтобы ты мне позвонил.
Это была чистая правда. Марк обиделся, когда в их обоюдном испытании на выдержку Эддисон сдалась первая. Никто и подумать не мог, обычно Марк не держал член в брюках. А тут Эддисон загуляла. Уезжая из Сиэттла, она даже не удосужилась попрощаться с ним. Впрочем, она ни с кем не удосужилась попрощаться, стремясь к новой жизни.
- Дерек попал в аварию. Он в коме.
Эддисон резко села в кровати. Нет! Только не это! Рука предательски задрожала. Только не Дерек.
- Как? Что… нет, не сейчас. Я вылетаю первым же рейсом!
- Я тебя встречу…
Но Эдди уже бросила трубку. Пока сознание не проснулось окончательно и не успело заставить нервный центр переживать по поводу услышанного, она могла еще соображать. Первым делом Эдди набрала номер аэропорта и уточнила время ближайшего рейса. До него оставалось четыре часа.
- Господи, как же долго, - но она забронировала место и принялась собираться.
Забросив в сумку самое необходимое, приняв душ и приведя себя в надлежащий вид, Эддисон уселась в заранее вызванное такси. И помчалась к тому, кто был дорог ей больше всего в ее жизни. Она не подумала о том, что нужно бы позвонить Наоми или Сэму и сообщить, что уезжает. Ей было не до этого. Эддисон ехала туда, откуда год назад так стремительно бежала в поисках перемены в жизни и счастья.
Перелет показался безумно долгим, хотя Сиэттл к Лос-Анджелесу был ближе Нью-Йорка. Эдди запретила себе думать о том, что может ждать ее в Сиэттл Грейс. Но одна мысль упорно стучалась об черепушку ее головы, вопрос: «Почему, Дерек? Почему? Ты всегда аккуратен за рулем, как и на операции, как же так вышло?» Когда-то давно они с Дереком задались вопросом – что будет самым страшным в их жизнях? Но ответы вышли шутливыми. А правда… так и осталась несказанной. Эдди не задумывалась, что будет для нее самым страшным. Раньше не задумывалась. А в эту минуту она поняла: самое страшное – это Дерек, лежащий без сознания на больничной койке.

====

Сиэттл встретил доктора Монтгомери дождем, от которого она уезжала в свое время. Этот бесконечный дождь. Эдди поплотнее запахнулась в теплую кофту, она правильно сориентировалась, что взяла кое-что из осенней одежды. Октябрь забросал улицы города желтыми листьями. Тротуары заполонили разноцветные зонтики, которые женщина разглядывала через окно такси. Она не звонила Марку, ей не хотелось, чтобы он ее забирал из аэропорта. Она ехала к Дереку, и принимать помощь Марка было кощунством. Так ей казалось. Глупо, но от этого она никак не могла избавиться. Эдди грустно усмехнулась, а сможет ли она вообще когда-нибудь избавиться от этого чувства вины? Или оно ее будет преследовать всю жизнь? Но ведь в этот год в солнечной Калифорнии она даже не вспоминала о своих грехах.
Такси подъехало к входу в Сиэттл Грейс. Эддисон выбралась из авто, водитель услужливо достал сумку пассажирки. Она поспешила в отделение реанимации. Первой на глаза ей попалась Миранда Бейли:
- Эддисон? Я только собиралась тебе звонить… - удивленно начала она.
- Мне Марк позвонил. Как Дерек?
Миранда покачала головой.
- Плохо. Он в коме, состояние критическое.
- Кто его врач?
- Доктор Веббер.
Эддисон промчалась мимо Миранды. Бейли смотрела вслед женщине, которую знала достаточно хорошо, которой была обязана ребенком. Также как ее муж был обязан жизнью Дереку. Миранда помнила, что если бы не Эдди, то сейчас бы она не была так счастлива. Она, как никто другой, понимала состояние доктора Монтгомери.
Ричард стоял в коридоре и изучал карточку пациента. Сейчас все его мысли касались лишь одного пациента, главного врача нейрохирургического отделения. Но других больных никуда не деть. Тем более что Ричард ничем не мог помочь в данный момент Дереку.
- Ричард! – голос Эддисон разнесся по коридору.
Веббер удивленно поднял голову. Всего несколько минут назад Миранда ушла звонить Эддисон в Лос-Анджелес, но вот Эддисон собственной персоной идет по коридору его больницы.
- Ричард, что с Дереком? - голос женщины переполнял страх.
Ричард положил карту на стол дежурной медсестры и взял подошедшую Эддисон за плечи.
- Ты только не волнуйся, пожалуйста, Эдди. Все…
- Ричард, - Эдди начинала злиться. Ее захлестнула волна раздражения, по лицу Ричарда она понимала, что тот сейчас начнет стандартную речь лечащего врача смертельно больного пациента. Она сама так умела, долгие годы практики. И не хотела этого слышать, - Ричард, не смей. Слышишь, не смей мне говорить, что с ним все в порядке, я тебе не поверю, пока сама этого не увижу. Да я тебе все равно не поверю, Миранда…
«Черт бы побрал Миранду!» - выругался про себя Веббер. Миранда была прекрасным врачом, великолепным ординатором, она умела дрессировать интернов, но зачем надо было говорить Эддисон о состоянии его бывшего мужа. Ведь сейчас талантливый врач, хладнокровный специалист была лишь родственницей пациента, не больше, но и не меньше. Пусть и была бывшей женой.
- Эдди, пойдем, я проведу тебя в палату и там мы поговорим, - Ричард взял женщину под руку и повел ее к лестнице, заодно отбирая ее сумку, которую вручил попавшемуся по дороге О’Мелли.
- И что мне с этим делать? – растерянно спросил тот у подошедшей Миранды.
- Отдать мне. А самому заняться работой. Такое ощущение, О’Мелли, что вы работаете не в больнице…
Договорить Миранда не успела, раздавшийся сигнал тревоги сбил ее с мысли, а Джордж поспешил к своему пациенту.
Эддисон провела пальцами по стеклу окна палаты, в которой лежал ее бывший муж.
- Он ехал со смены, которая длилась трое суток. Несчастный случай на железной дороге, много пациентов. Как всегда не хватало рук на месте, Дерек отправился туда, но вернулся после первого захода вместе с парамедиками. Было много пострадавших, один за другим ложились на операционный стол. Многие работали не по профилю. А потом Дерек еще оставался, чтобы убедиться, как его пациенты после операций.
Все это было не ново. Катастрофа, работа, операции, желание спасти всех, которое никогда нельзя было осуществить. И в эти минуты выброс адреналина, ты забываешь о своих потребностях. Эдди сама проходила через такое. Но раньше рядом был Дерек, который в Нью-Йорке лично отправлял ее спать. А она следила за ним. И вот в этот раз ее не было рядом.
- Возможно, Дерек просто отключился за рулем. Мы не знаем. Но произошла авария. Бригаде парамедиков пришлось приложить максимальные усилия, чтобы не дать его сердцу остановиться. Во время операции я дважды делал реанимацию.
Эдди вытерла навернувшиеся на глаза слезы и посмотрела на Ричарда.
- И что теперь?
Только сейчас она заметила, что Ричард выглядел уставшим. Он хотел уйти в отставку, но заявил, что молодежь, то есть она, Дерек, Питер и Марк, развалят больницу. И остался на своем посту. Пока дети не подрастут.
- Он не приходил в себя после скорой. Дыхание стабильное, мозг функционирует, но он в коме. И как его вытащить оттуда, мы не знаем. Ведь наш лучший нейрохирург лежит на больничной койке, - Ричард помолчал, собираясь с мыслями и подбирая слова. – Эдди… я бы хотел, что бы ты была готова принимать решения. Ты сама знаешь…
Эдди вздохнула. Слезы высохли. Ричард заговорил о том, о чем нужно говорить с ясной головой.
- Знаю. Дерек подписал отказ от реанимации и от длительного поддержания жизни аппаратом.
- Мы еще не звонили ни его сестре, никому из родственников. Кроме тебя.
- Странно… что здесь делаю я? – Эддисон внимательно смотрела на Ричарда.
- Ты здесь потому, что твое имя стоит в отказе Дерека от реанимации. Он сам решил, что ты первая, кому нужно позвонить в такой ситуации.
- Это ошибка, Ричард, - Эддисон покачала головой, снова обернувшись к окну в палату. Дерек лежала на койке в окружении аппаратуры, трубок и проводов. – Да, раньше должны были звонить мне, но…
- Эддисон, мы обновляли договора. И перепроверяли анкеты. Дерек снова вписал тебя.
Эддисон удивленно посмотрела на Ричарда. Это было странно. Да, когда они начали свой долгий путь в карьерах, и им пришлось заполнять все бумаги на страховку, именно ее написал Дерек, как ближайшую родственницу. Впрочем, Эддисон тоже вписала Дерека. Они были мужем и женой, самым близкими людьми. Но она была уверена, что в тот момент, когда он подписал бумаги на развод, то выкинул ее из своей жизни. Логично было бы отдать эту привилегию Мередит.
У Ричарда запищал пейджер. Его вызывали.
Эдди грустно улыбнулась:
- Ричард, иди. А я посижу здесь.
Ричард кивнул и удалился.
Эддисон нерешительно нажала на дверную ручку, дверь мягко открылась. Она тихо вошла в палату. Писк приборов, звук дыхательного аппарата, шум дождя за окном. Захотелось громко закричать. Очень громко. Может, Дерек проснется.
Эддисон подошла к кровати.
Дерек…
Милый, любимый, родной…
Как же так?
Почему ты?
Эдди взяла его руку, такую большую, сильную. Она помнила, как эти руки ее обнимали, сжимали, ласкали. Ни с кем она не испытывала того, что испытывала с Дереком. Никто другой не мог вознести ее на вершины блаженства.
- Дерек…
Они были лучшими в университете, лучшими в интернатуре, а потом и в своей профессии. И всегда шли рука об руку. Они были Дереком и Эддисон. Всегда вместе. На работе и дома. Эдди любила Дерека, Дерек любил Эдди. Им всего хватало. Успехов в карьере, любви друг в друге. Но пришел тот момент, за который Эдди была готова себя возненавидеть. Да, она нашла себе оправдания, да, Дерек признал свою вину. Но легче от этого не стало.
Эддисон и сейчас помнила тот день, первый день ее измены. У нее была тяжелая смена, а Дерек только заступал на дежурство. Они перекинулись парой слов в ординаторской, поцеловались, после чего Эдди села в машину и поехала домой. Она не сказала Дереку, что потеряла пациентов. Мать и ребенок. Она их потеряла, не смогла спасти. И пусть все твердили, что это была не ее вина, но она не верила. Эддисон была богиней в своей специальности, она спасала людей. И каждая потеря была ударом по ее самолюбию.
Она ничего не сказала Дереку, хотя и понимала, что через пару часов смены он будет уже знать, что приключилось у супруги. Но он был так занят работой, у него своих пациентов хватало, Эдди просто не хотела загружать его морально. Она ехала по улицам Нью-Йорка и вдруг поняла, что-то изменилось. Не в лучшую сторону. Они с Дереком почти перестали разговаривать. Их увлекла работа, они ею жили, дома лишь ночевали, не всегда их графики совпадали. Но они были счастливы. Так им казалось. Сейчас Эдди понимала, что счастья стало меньше. Намного меньше. И это пугало.
Ключ, как обычно, заел в замке. Эдди ударила по двери, потом еще раз попробовала открыть. Как ни странно, со второго раза вышло. Нужно, все-таки, вызвать мастера, да вот они не работают поздно вечером или рано утром, время, когда кто-то из Шеппардов был дома. Эдди переступила порог. Особняк окутывала тишина. И в эту минуту она поняла, как ненавидит эту тишину. Ей не хотелось быть сейчас одной. Можно было сесть в машину и поехать к Дереку, между работой устроить поздний ужин. А можно было поехать к родным, поужинать с ними. Но Эдди почему-то набрала номер лучшего друга их семьи. Марк с готовностью согласился встретиться.
Утро принесло сомнения и угрызения совести.
- Эдди.
- Нет, Марк.
- Эдди, это не случайно…
- Случайно. Это было раз, и больше не повторится.
Эддисон оделась и пошла к двери.
- Эдди!
- Марк, забудь. Просто забудь. Ты говоришь, что мы твоя семья. Так вот не разрушай семью, - Эддисон смотрела в глаза Марка, на минуту ее губы искривила грустная улыбка. – Прости. Я не должна была приезжать. Мне просто было плохо. А ты… ты такой… - Эдди не знала, что ему сказать.
Но это повторилось. Еще и еще. Одиночество не отступало, Дерек работал, у них все меньше оставалось времени друг на друга, Эдди все больше запутывалась.
В день, когда все раскрылось, шел дождь. Эдди пришла домой с мыслью, что им с Дереком нужно родить ребенка. Именно этого им не хватало, полноценной семьи. Она уже добилась многого, обширная практика тому яркое доказательство. И Эддисон решила поговорить с мужем, когда тот вернется с симпозиума. Но перед этим нужно было все до конца выяснить с Марком. Эддисон пригласила его выпить, но никак не планировала оказываться с ним в одной постели. Когда внизу щелкнул замок было поздно. Эдди уже понимала, что ее жизнь разваливается на части.

Вторая глава.

- Ты не поверишь, кого я недавно видел! – громко сказал Джордж, заруливая туда, где Иззи изучала медицинские карты. Девушка не повернула голову в сторону друга. У нее хватало работы. Последние дни выдались трудными, хотя ей повезло, она смогла поспать дома, забраться в душ и переодеться в чистое. И снова придти на работу. А вот Мередит так домой и не съездила. Иззи с трудом заставила подругу лечь спать в ординаторской. – Иззи!
- Джордж, - она отозвалась на требовательный голос парня, хотя предпочитала промолчать. В такие минуты Иззи ненавидела свою работу. Много раненых, мало сна, куча бумаг и смерть… и эта смерть близко подобралась к любимому мужчине подруги. Иззи вдруг ощутила знакомые чувства. Она испытала такое тогда, когда умер Денни. И всем сердцем сочувствовала Мередит.
- Иззи, я видел Эддисон Монтгомери, - Джордж плюхнулся на стул по соседству.
Иззи отодвинула в сторону карты, которые должна была просмотреть и уставилась на Джорджа. Она с трудом выбралась из ступора своих мыслей.
- Эддисон Монтгомери? – переспросила девушка.
- Да. И шеф вел ее куда-то… наверное, к Шеппарду. Но вот не могу понять, что она тут делает? – похоже, О’Мелли и в самом деле не понимал, что здесь делала их бывшая сотрудница. А вот Иззи догадывалась. И от этой догадки по спине пробежал холодок. Она закрыла глаза. – Иззи, ты что-то знаешь?
- Чтобы я не знала, это тебя не касается, Джордж.
- Мер и моя подруга, и все, что происходит с ней, меня касается, - сердито буркнул Джордж.
Иззи вздохнула. В общем-то, скрывать ничего не имело смысла.
- Помнишь, несколько недель назад мы заново заполняли анкеты в связи со страховкой?
- Да. Я указал тебя, как моего поверенного, ты меня, а Кристина, все твердила, что не хочет, чтобы ее жизнь зависела от таких слабаков, как мы.
- Так вот, Мередит предложила Дереку себя в качестве поверенного, - Иззи умолкла, а Джордж выжидающе смотрел на подругу. – Но Дерек сказал, что он ничего не менял в своей анкете и страховке. А раньше там была указана его жена.
- Эддисон? Но почему он отказал Мередит? Она же хотела…
- Джордж, это же не игра «Ты мне, я тебе»! Хотелось бы, чтобы вопрос о смерти принимал тот, кто на самом деле тебе близок, – раздраженно сказала Иззи. У Джорджа мгновенно появилось обиженное выражение лица. – Джордж, прости, мне нужно сходить за едой для Мер. Она должна будет поесть.
Уже у дверей Иззи услышала голос О’Мелли:
- Теперь понятно, почему Мередит не разрешали оставаться у постели Дерека! Это все Эддисон, она, видимо, никак не отступится.
Иззи покачала головой. Джордж, Джордж, пора бы тебе подрасти.
- Официально у Мередит нет никакого статуса, чтобы ее пускали к пациенту. Она не является его лечащим врачом. Она не является его женой, ты сам не пустишь никого по правилам.
Иззи вышла из кабинета. Она шла по коридору, ощущая, что ее обвевает теплым дыханием. В такие минуты ей казалось, что рядом где-то Денни. Но она знала, что это просто ее собственное воображение играет с ней шутки. Последнее время это случалось все чаще, возможно, потому, что она не высыпалась. И переживала за подругу. Иззи замерла у лифта, соображая, куда идти. Она поняла, что сейчас у кровати Дерека находится еще одна несчастная женщина, которая теряет любимого. А еще доктор Стивенс подумала о том, что не сказала Джорджу. Если вызвали Эддисон, значит, никто не верит в то, что Дерек выживет. Ведь Эдди здесь не просто так.
Иззи вошла в лифт. Она должна принести что-нибудь перекусить Мередит и идти на осмотры. А с доктором Монтгомери можно встретиться и позже. В конце концов, она была добра к ней, когда умер Денни.

====

Эддисон вышла из палаты Дерека. Она бросила последний взгляд на бывшего мужа, а потом пошла по коридору к лифту. Ей хотелось остаться у постели Дерека, но она понимала, что это все зря. Круглосуточные посиделки не помогут. Но она решила, что будет проведывать его каждые несколько часов. Эддисон была неонотальным хирургом, но даже она понимала, что все далеко не радужно. Она не позволяла страху ворваться в душу с воплем: «Это конец!» она не хотела верить в это. Дерек всегда был сильным, он должен выжить.
- Дерек, ты должен выжить только для того, чтобы ненавидеть меня за измену, - пробормотала она.
Двери лифта разъехались в сторону, перед Эддисон предстал Марк.
- Эддисон! Слава Богу! Ты не позвонила, я уже не знал, что думать.
«Черт, я же и Наоми не позвонила», - вяло вспыхнуло в мозгу Монтгомери. Она шагнула в лифт и встала рядом с Марком.
- Тебе куда?
- Не знаю… - но потом спохватилась, - В кафетерий. Я хочу есть. И мне нужно позвонить. А для этого мне нужно отыскать сумку.
Марк нажал нужную кнопку. Двери закрылись. Слоан сделал шаг в сторону Эдди, но та подняла руку:
- Марк, не надо. Я признательна тебе, что ты позвонил, но… это мне за мой грех.
- Что? – удивился Марк. – Эдди, это глупо.
- Не глупо. Я предала того, кого любила, предала из-за тебя. Ты потом предал меня. Не надо меня обнимать и утешать.
- Мы не виноваты в том, что случилось с Дереком. Эдди, ты же потом с ним даже помирилась…
Эдди посмотрела на Марка. В ее глазах был холод. Марк умолк. Он не знал, что сказать на это. Перед ним стояла женщина, которую он любил, но как-то у них не сложилось. Она права, сначала она предала Дерека, потом он предал ее… все закономерно, наверное. Эдди тоже отплатила ему своеобразным предательством. В общем, все слишком сложно и запутано.
Но сейчас он просто хотел ее поддержать. Ему было обидно. В этой истории были одни жертвы: Дерек и Эдди. Но никто из них не думал, что был еще и Марк. Марк, которые потерял друга и женщину. Он остался ни с чем. Ради женщины он пожертвовал дружбой, но она этого не оценила. И сейчас, когда человек, бывший ему братом долгие годы, лежал в коме, Эддисон предпочитала грустить одна вместо с того, чтобы разделить это с ним. Следующая фраза вырвалась у мужчины сама собой:
- За что ты так меня ненавидишь?
На лице Эдди отразилось удивление:
- Что? Откуда ты это взял?
- Ты даже не позволяешь разделить с тобой боль…
Эдди покачала головой, послышался звонок, двери лифта открылись.
- Марк, я тебя не ненавижу. Между нами было слишком много всего, что трудно сейчас анализировать. Но я считаю, что уходить нужно раз и навсегда. Марк, я ушла. И не нужно меня обнимать. Мне не станет легче от этого. и тебе. Мы не избавимся от чувства вины, проснувшегося с новой силой из-за того, что Дерек на грани смерти.
Она уже вышла из лифта, когда обернулась и добавила:
- В этой истории, оказывается, недостаточно простить самих себя. Все-таки нужно еще и получить прощение того, кого обидели.
- А ты забыла, что Дерек спал с Мередит? Ты забыла ту обиду, которую нанес он тебе? – Марк повысил голос. Он никак не хотел понимать, почему та женщина, которая всегда умела быть стервой, вдруг превратилась в такую самокритичную даму.
Эдди покачала головой, она не хотела говорить об этом.
- А когда ты меня простишь?
- Я тебя давно простила.
Марк был зол. На себя за то, что произошло в Нью-Йорке, на Эдди за то, что она не готова была его простить, несмотря на свои слова, на Дерека за то, что тот так не вовремя решил умереть.
Дерек уехал, а Марк остался. Они остались вдвоем с Эддисон. И он смог уговорить ее попробовать жить вместе. До этого у него никогда не было настолько серьезных отношений. Да, он давал любовницам ключ от своей квартиры, но это ничего не означало. Марк влюбился в Эддисон в ту минуту, когда Дерек представил ему свою девушку. Она была безумно красива. Стройная, зеленоглазая, умная и язвительная. Марк не мог на нее насмотреться. Долгие годы он оставался просто другом, но в один прекрасный момент все изменилось. И Марк решил, что это его шанс. Такими шансами не раскидываются. И Слоан принял это. Он приложил все усилия, уговаривая Эдди дать ему возможность доказать свою любовь. Она дала.
Они все меньше проводили времени. Эдди занималась своими будущими мамочками, Марк подправлял то, что дала его пациентам природа. Эдди не сразу поняла, что они движутся по той же дороге, по которой и их брак с Дереком. А Слоан этого даже не заметил.
Марк пришел поздно, часы показывали половину двенадцатого, последняя операция оказалась не легкой. Эддисон уже была дома, она уютно устроилась в кресле, закутавшись в теплый халат. Марк подошел к ней и поцеловал ее:
- Ты помнишь, что у нас завтра выходной.
- Марк, тебе понравилось? - Голос Эддисон был спокоен, без каких-либо оттенков эмоций.
- Что? – не понял Марк.
- Медсестричка. Та, молоденькая. Сколько она у тебя работает? Месяц?
Марк похолодел. Он понял, о чем шла речь. Пару недель назад поздняя операция закончилась бурным сексом с этой самой медсестрой. Но Марк не умел вовремя остановиться. Второй, третий раз. Он был уверен, что замел все следы измены. Видимо, ошибся.
- Я надеюсь, ты не от нее ко мне пришел? – Эдди прищурилась, рассматривая лицо, которое еще не так давно было ей дорогим.
- Эдди, прости… я не знаю, что на меня нашло. Но ты так далека последнее время, постоянно занята, наши графики несовместимы, - Марк надеялся, что эти слова его оправдают.
Эдди спустила ноги из кресла, встала и подошла к окну.
- Как это знакомо. Только тогда я не могла это терпеть, - Марк сделал несколько шагов к ней, хотел обнять ее за плечи, но Эдди отступила от него. - Это конец, Марк. Сегодня я уже никуда не поеду, но завтра… завтра утром я перееду обратно в особняк. Он пока принадлежит мне.
- Эдди, не надо, - Марк все-таки обнял ее, целуя в плечо, шею. Он повернул ее к себе лицом, продолжая покрывать поцелуями дорогое лицо. – Прости меня, прости. Я исправлюсь, все будет лучше. Честно, я тебе обещаю.
Эдди не отвечала на его поцелуи, Марк чувствовал, что она просто ждет, когда он закончит.
Она покачала головой.
- Знаешь, я хотела побить посуду, наорать на тебя. Я же не умею спокойно реагировать на подобное. Но потом вдруг поняла, что это мне наказание за мой поступок. Посмотри, все повторилось. Просто повторилось, - Эдди освободилась от рук Марка и пошла к двери. – Да… я хочу, чтобы ты это узнал от меня, я беременна.
Марк замер. Он не верил своим ушам. Лицо Эдди не отражало никаких эмоций.
- Это же… это же чудесно, милая…
- Марк, этот ребенок не родится. Прости.
Эддисон вышла, а Марк остался. Слова повисли в воздухе. Они эхом отдавались в его голове.

====

Мередит рассматривала потолок над головой. Она проснулась несколько минут назад. Часы услужливо намекали на то, что через сорок минут начнется ее рабочая смена. Графики дежурств немного сдвинулись в связи с последними событиями, время смен увеличилось. Такое бывало, но Мер прекрасно знал, что через пару дней все снова вернется в свою колею. Смены снова станут привычной длины. Если, конечно, опять ничего подобного не случится.
Вставать не хотелось. Не хотелось возвращаться в ту жизнь, которая последнее время била обухом по голове. В душе тоской отозвалась ссора с Дереком, такая глупая и бессмысленная ссора, как сказала подруге Иззи. Но Мередит не считала ее глупой и бессмысленной. Отказ Дерека вписать ее в анкету страховки граничил с проявлением недоверия к той, с которой он предпочел остаться. Дерек смутился, когда Мередит задала ему вопрос: «Почему?»
- Наверное, потому, что так было многие годы, - Дерек отвел взгляд в сторону, его пальцы крепко сжимали стаканчик с кофе. Обеденный перерыв они с Мередит решили провести на рабочем месте. Они сидели в пустой смотровой. – Я привык к тому, что именно Эддисон является моим доверенным лицом.
- Дерек, она далеко. А я тут. У нас отношения, в них должно быть все предельно просто, - Мередит изо всех сил старалась не показать своей обиды. Дерек не раз ее обижал. Тогда, когда выбрал Эддисон, когда говорил, что любит, но оставался с другой, когда они оказались в пустом помещении на том памятном балу в вечер смерти Денни и спровоцировал ее на измену ветеринару.
- У нас и так все просто, Мер, - у Дерека запищал пейджер. Он встал со своего места. – Прости, меня вызывают, - прощальный поцелуй, и ее любимый нейрохирург скрылся из виду.
В тот же вечер в полутемном баре подвыпившая Мередит задала вопрос своим подругам и главным советчицам:
- Что означает, когда ваш любимый мужчина отдает бывшей жене право решать его судьбу в случае беды?
- МакШеп вписал Эддисон в анкету? – спросила Кристина, отхлебнув пива из бутылки. Мер кивнула, и девушка продолжила: - Это значит, что он козел.
- Это значит, что он ей доверяет, - внесла свой вклад Иззи.
- Она ему изменяла! – напомнила Кристина.
- Взаимно, между прочим, - парировала Иззи.
- У тебя сегодня день защиты Монтгомери?
- Нет… просто… их связывают годы брака, нельзя же это так просто выкинуть на помойку.
- Он просто мужчина! – сделала вывод Кристина. – Мужчина не способен смириться с моногамией.
Мередит уже не слушала подруг. Она допила второй бокал мартини и пошла за третьим.
После чего началась их затяжная ссора. Дерек никак не мог понять, почему Мер ведет себя холодно и неприступно. Она не пускала его ночевать к себе, не ездила к нему, предпочитая проводить вечера в обществе подруг. Ее грызла мысль, что Дерек так и не смог отпустить Эддисон.
А потом случилась авария.
Мередит села на кровати. Нужно было зайти еще к Дереку, а времени мало оставалось до смены.
Наверху стояла тишина. Мередит вошла в палату. На какую-то минуту ей показалось, что в воздухе витает позабытый аромат духов. Мер отогнала от себя эту мысль, решив, что это всего лишь игра воображения. Она думала об Эддисон перед этим, вот ей и казалось. Мередит погладила Дерека по волосам, коснулась губами лба и прошептала:
- Я вернулась с того света к тебе, вернись и ты ко мне.
Первой на посту Мередит попалась Бейли, которая, похоже, явно была не в настроении. Ординатор сердито одарила интерна взглядом:
- Рада, что вы все-таки решили к нам присоединиться, доктор Грей, - Бейли сунула Мередит стопку карт, давая понять, что это ее пациенты.
Алекс, оказавшийся рядом с Мер, проворчал:
- У Слоана последние недели ни одной интересной операции, я не хочу быть его мальчиком на побегушках.
- Ты мечтаешь стать пластическим хирургом, - из-за спины напомнила ему Иззи.
- Да, но пока я ношу кофе, и он меня не учит, как зарабатывать деньги. Давно известно, что пластическая хирургия – кладезь финансовой независимости.
- Мы здесь, чтобы научиться работать.
Алекс хмыкнул и свысока посмотрел на Иззи. Правда, этот жест был скорее моральным, ибо светловолосая девушка была с ним одного роста. Пока те мерили друг друга взглядами, Кристина провозгласила:
- А я все равно лучше вас всех. И все потому, что каждым из вас руководят личные чувства, а мной только честолюбие. Честолюбие – лучший товарищ в учебе.
- Тебе бы побольше душевности, - буркнула Иззи. Но Кристина ее не расслышала, с довольным видом отправившись по делам.
- Мер, ты как? – Джордж посмотрел на молчавшую все это время Грей. Иззи настороженно смотрела на них. Ей нужно было идти, но она очень боялась, что Джордж ляпнет ненужное.
Мередит выдавила улыбку из себя. Иззи решительно оттеснила О’Мелли от подруги. Тот недовольно посмотрел на нее, но ушел. Его время работы подошло к концу, и Джордж не собирался задерживаться здесь хотя бы на минуту дольше. Иззи дождалась, когда тот уйдет и повернулась к Грей:
- Я оставила в ординаторской тебе поесть.
- Да, я видела, спасибо.
Иззи колебалась, спросить ли как там Дерек. Хотя, если были бы какие-нибудь изменения в любую сторону, об этом уже знала бы вся больница.
- Стивенс! – грозный окрик Бейли напомнил обеим девушкам, что каждая здесь на работе. Иззи бросила украдкой взгляд на часы, три часа и она будет свободна на сегодня. – Увидимся позже, - торопливо сказала она Мер, после чего громко оповестила Бейли: - Уже исчезла!
Мередит тоже собралась идти, когда перед ней возникла Миранда:
- Доктор Грей, надеюсь, вы в состоянии работать? Скажите мне об этом до того, как произойдет медицинская ошибка. Мы сможем ее избежать.
- Я в состоянии.
Миранда кивнула и собралась уже уйти, когда уже Мер заговорила:
- Доктор Бейли, в вас есть хоть доля сочувствия?
Миранда внимательно посмотрела на своего интерна:
- Грей, ты прекрасно знаешь, что я против служебных романов в целом, и в частности отношений интерна и заведующего отделением. Я вам сочувствую, но вы сами затеяли это. И теперь это ваши проблем. Если вы будете просиживать рабочее время в палате доктора Шеппарда, я поставлю вам прогулы. И вы знаете это.
Миранда не хотела продолжать разговор. Она пошла к своим пациентам. Мередит лишь тяжело вздохнула.

Добавлено (09 Апр 2012, 22:38)
---------------------------------------------
Третья глава.

Вечер медленно опустился на Сиэттл. Осенняя прохлада окутала людей, которые плотнее запахнули куртки и кофты. Зажигались огни, яркие вывески манили своим теплом и светом. Прохожие спешили домой, в кино, рестораны.
Эдди сидела на лавке у входа в больницу. Этот вход символизировал начало и окончание очередного этапа ее жизни. Не самого легкого и приятного, но в нем тоже были запоминающиеся минуты. Она помнила, как войдя внутрь, увидела своего мужа с незнакомой женщиной. Помнила чувства, охватившие ее в тот момент. Помнила и то, как смотрела на крыльцо больницы, уходя отсюда. Она ехала к новой жизни и ни о чем не жалела. В ту минуту.
Эдди открыла щелчком мобильный и нажала на кнопку быстрого набора, на которой был забит номер Наоми. Подруга ответила после первого же гудка:
- Слава Богу, Эдди, я уже не знала, куда бежать! Какого черта! Ты куда пропала, я уже Кевину собиралась звонить!
- Най, я в Сиэттле.
- Что ты там делаешь? – в голосе Наоми слышалось недоумение.
- Дерек… он попал в аварию и находится в коме. Мне позвонил Марк, я быстро собралась и уехала. Прости, я должна была позвонить, но было еще слишком рано, а потом я забыла. Най, на столе в моем кабинете лежит график приема моих пациентов, тех, которые не сложные, отдай Деллу…
- Эдди, мы разберемся, не переживай, - какое-то время Наоми помолчала, а потом предложила: - Может, я приеду?
Эдди улыбнулась. Она знала, что на том конце разговора не будет видно ее улыбки, но верила, что Наоми знает, она оценила ее готовность помочь.
- Пока не нужно. Най, кто-то должен следить за практикой, не оставить же все Сэму. А то, когда мы вернемся домой, обнаружим бездыханных сотрудников и очередь к машине по выкачке жира.
В трубке послышался смех. Наоми перестала переживать уже по поводу ссоры с Эддисон. В эту минуту она была готова смеяться над любой шуткой подруги, лишь бы только той было не так больно.
- Просто ты там сама, Дерек в коме, а все… у тебя там нет близкого друга, который бы тебя поддержал.
- Есть. И пусть ты в Лос-Анджелесе, но я чувствую твою поддержку. Спасибо, Най.
- Хорошо, - согласилась Наоми, - как только я понадоблюсь, звони. Я приеду сразу же.
- Спасибо, я тебя люблю.
Эддисон захлопнула телефон. Сырость прокралась под кофту, женщина поежилась, ощущая дрожь. Она устала, день был нелегкий. А еще нужно снять номер в гостинице. Эддисон не хотела далеко отходить от Дерека, но знала, что Ричард не позволит ей ночевать в кресле рядом с пациентом. Сколько раз Эдди сама вела себя, как Ричард, не позволяя родственникам пациентов оставаться при них. И вот теперь она была в роли родственницы, и никто не собирался делать для нее исключения. Эдди вздохнула.
Мимо прошла молодая женщина с коляской. Она почти дошла до входа в Сиэттл Грейс, когда обернулась и посмотрела на рыжеволосую женщину, одиноко сидящую на лавке.
- Доктор Монтгомери? – женщина толкнула коляску к лавке. – Доктор Монтгомери, я Рона Карр. Вы помогли родиться моему малышу. Мы с мужем так вам благодарны за нашего сына…
Эдди усиленно напрягала память, чтобы вспомнить женщину. Но у нее было так много пациентов. Эдди старалась всегда запоминать имена женщин, доверивших ей свои жизни, но память не безразмерная, иногда приходится ее очищать. Как говорит Дерек: «Мозг – это своего рода компьютер. Ему тоже нужно форматирование». Когда-то он много рассказывал о своей хирургии, а она любила слушать об этом. Они могли провести часы за разговорами о своей работе, внимательно слушая друг друга.
- Я рада, что вы счастливы, - улыбнулась Монтгомери, так и не вспомнив женщину перед собой. Эддисон подалась вперед и заглянула в коляску. Розовощекий карапуз сосредоточенно хлопал глазками. – Как вы назвали его?
- Марк, в честь отца моего мужа. Ему уже чуть больше года и у нас все в порядке со здоровьем. Но если бы не вы…
- Моя заслуга весьма скромна, - Эдди улыбнулась. В горле встал ком, она не могла больше этого выносить. – Простите, мне нужно…
- Да-да, конечно. Я тоже спешу, - женщина кивнула, - проведываю здесь мать, у нее проблемы с сердцем, но доктор Берк пообещал, что все будет хорошо.
- Раз доктор Берк пообещал, значит, так и будет.
Эдди поспешила внутрь помещения. Она заскочила в первый женский туалет, забежала в кабинку и села на прикрытую крышку. Слезы жгли глаза, их уже было невозможно сдерживать. Эддисон разрыдалась. Эта счастливая женщина с малышом напомнила ей об еще одной потере.
Эддисон Монтгомери-Шепперд, лучший неонотальный хирург, могла многим женщинам дать надежду на рождение детей. Кроме одной – самой себя. Эддисон была так занята карьерой, работой, что забыла о главной функции женщины – быть матерью. Не то, чтобы она никогда не задумывалась о том, что пора родить ребенка, просто всегда было, чем заняться. Да и Дерек не торопился взять на себя роль отца. А мог прекрасно с этим справиться.
Но потом природа, судьба, или кто там еще распоряжается человеческими жизнями, сыграла по-своему. Сначала тест на беременность дал положительный результат, а вечером Эддисон узнала об измене Марка. Обрадовалась ли она ребенку? Нет. Эдди не обманывала себя. Она хотел ребенка, но вот его отцом был не тот мужчина. Она ни на минуту не верила, что у Марка выйдет это – быть отцом. А его измена лишь подтверждала догадку Эддисон. Правда, Слоан, узнав об этом, загорелся рождением ребенка. Он даже купил костюмчик, такой маленький, милый, мягкий. На какое-то мгновение Эдди дрогнула, подумав даже, что ошибается. Но звонок Ричарда все изменил. Ричарду нужна была ее помощь в Сиэттле, а там был Дерек. И тогда Монтгомери решила, что можно еще попробовать вернуть жизнь в то русло, в котором она была целых одиннадцать лет. Но не могла она приехать к мужу с ребенком от любовника. И Эддисон недрогнувшей рукой решила судьбу одного маленького существа. А теперь Наоми констатировала факт, что Эддисон не имеет почти никаких шансов стать матерью.
- Это тебе, Монтгомери, за все: за измену Дереку, за аборт… это отплата, - прошептала Эддисон. Слезы струились по щекам. Сейчас даже не было сил себя ненавидеть. Эддисон всхлипнула, вытерла щеку. «Хорошо, что я накраситься не успела». Откуда пришла эта мысль? Видимо

 
DashaCuddyДата: Вторник, 10 Апр 2012, 01:24 | Сообщение # 2
♡~♫ Addicted to LOVE ♫~♡
Группа: Завсегдатай
Сообщений: 90
Награды: 13
Репутация: 14
Статус: Offline
Так! По ходу нужно перебить комментарием!
ПРОДУ!!!! ПРОДУ!!!
Очень интересно, что же будет дальше! У меня ощущение, что я смотрю серию. Такой кроссовер ЧП с АГ
Написано замечательно! Особенно про не рожденного малыша, аж комок к горлу подошел sorry


Сообщение отредактировал DashaCuddy - Вторник, 10 Апр 2012, 01:25
 
ЯринаДата: Вторник, 10 Апр 2012, 10:54 | Сообщение # 3
Новорожденный
Группа: Заглянувший
Сообщений: 7
Награды: 1
Репутация: 2
Статус: Offline
DashaCuddy, да я все вчера собиралась выложить, но отвлекли)))) сегодня довыкладываю, там не так уж и много. Ой, я только сейчас заметила, что не все влезло в пост, блин.

Добавлено (10 Апр 2012, 10:54)
---------------------------------------------
Потерянный кусочек третьей главы.

- Это тебе, Монтгомери, за все: за измену Дереку, за аборт… это отплата, - прошептала Эддисон. Слезы струились по щекам. Сейчас даже не было сил себя ненавидеть. Эддисон всхлипнула, вытерла щеку. «Хорошо, что я накраситься не успела». Откуда пришла эта мысль? Видимо, она была женщиной до мозга костей, раз в такую минуту была озабочена тем, как выглядит. Она всегда хорошо выглядела, даже после нескольких бессонных ночей. Она должна была соответствовать своему мужу. Рядом с Дереком Шеппердом не могла находиться замученная, уставшая женщина. Эддисон всегда должна была блистать, даже тогда, когда ей хотелось повеситься от тоски, усталости и неудач. И сейчас было не исключение. Эддисон вышла из кабинки и подошла к зеркалу. Отражение не радовало. Нужен номер, кровать и сон. А утром все будет лучше. Утром что-нибудь произойдет. Обязательно.

====

Дерек открыл глаза.
Над ним было небо, такое голубое и одновременно прозрачное. И ни единого облачка.
Странно… последнее, что он помнил, это яркий свет фар вперед и то, как со всей силой он вывернул руль, чтобы избежать столкновения с прохожими и машинами. И удар, отозвавшийся во всем теле адской болью. Когда-то, впрочем, не так уж давно, Дерек открыл для себя, что сердце может очень сильно болеть, не физически, а…

Дерек сел. Он был не силен в определении подобных вещей и не был кардиохирургом. Он знал работу сердца, но устройство мозга он знал лучше. В общем, последнее, что помнил мужчина, была боль во всем теле.
Сейчас ничего не болело. Дерек осмотрелся. На нем были джинсы и белая рубашка, лежал он на траве недалеко от своего трейлера. Позади послышался мужской голос:
- Интересное место вы выбрали, доктор.

Дерек обернулся на голос. Он знал его хозяина. Денни Дукет. Мертвый Денни Дукет.
- Если здесь ты, значит, я умер, - хладнокровно сделал вывод Шепперд. Пока не было ничего, ни сожалений, ни расстройств, никаких мыслей. Видимо, сознание еще не осознало случившееся.
- Пока еще нет, - улыбнулся Денни. – Ты веришь в загробную жизнь, Дерек?
Дерек засмеялся. Хороший вопрос для врача.

- Не знаю… Денни, мы заведуем человеческими жизнями, мы можем дать, сохранить или отобрать эту жизнь. У нас невероятно большое самомнение, мы все мним себя богами. Нет, не верю, - пришел к выводу он.
- Тогда это твой шанс поверить, что за чертой есть еще кое-что.
Дерек на минуту задумался, потом спросил:
- А что делаешь тут ты? Неужели это твоя жизнь после смерти?
- Ангелом-хранителем работаю. И хочу тебе кое-что показать, - Дукет протянул руку. Дерек смотрел на нее. Ему вспомнилась «Рождественская история» Диккенса. Но сейчас было не Рождество, да и призраков было трое.
- Это похоже на фильмы о коме, загробной жизни, точке перехода… что-то подобное… - Дерека осенило: - Я в коме?

Денни кивнул.
- Я выживу?
- Не знаю. Я не врач. И не от меня это зависит. Но, видимо, что-то в твоей жизни произошло такое, о чем тебе стоит задуматься. Никто без причины не остается на земле. Все идут куда-то, а те, кто задерживаются, должны что-то понять.
- Я не хочу понимать основы мироздания. Я не верю в потусторонний мир. И это все игра моего воображения. Скорее всего, мой мозг поврежден, поэтому происходит мысленный разговор с тобой. А вот почему именно ты мой собеседник?
- Это важно?
- Нет.
- Тогда не будем задерживаться.

Какие-то доли секунды, и поляну у трейлера сменили знакомые стены Сиэттл Грейс. По коридорам сновали люди в хирургических костюмах и белых халатах. Дерек узнавал знакомые лица. Бейли, грозно отчитывающая Алекса. Марк, в одиночестве пьющий кофе. Ричард Веббер, изучающий расписание своих хирургов. На лестнице Янг ругалась с Берком, то ли по работе, то ли по личному. В общем, обычная картина для восьми часов утра. Рабочий день начинался.

- Что я здесь делаю? – спросил Дерек у Денни. – Если ты привел меня, чтобы показать, что я теряю, умирая… я этого не планировал! Я не планировал умирать. У меня была работа, карьера, Мередит. Я, наконец-то, был счастлив.
- Все так просто?
- Все так просто. Кстати, а где Мер?

И снова Дерек не понял, как это вышло, но он уже стоял в коридоре отделения интенсивной терапии, недалеко от собственной палаты. Рядом с окном стояли Мередит и Иззи. Светловолосая девушка прикрепляла к карману рубашки бейдж, а ее подруга все не отводила взгляда от Дерека, лежавшего в палате. Денни подошел к Иззи, провел рукой по ее волосам. Девушка оторвалась от своего занятия и безошибочно посмотрела в ту сторону, где и стоял призрак. Он ведь призрак, да? Как его еще можно было назвать? Иззи, как будто, знала, что Денни стоит именно там.
- Иззи, что случилось? – спросила Мередит, заметив движение подруги.
- Ничего… показалось.

Дерек смотрел на Мередит. Казалось, она еще больше похудела за последние несколько дней. Серые глаза поблекли от слез. В Дереке зашевелилось теплое чувство, жалость… жалость, что ему больше не обнимать и не целовать эту девушку, что ей придется пережить тяжелые дни. Но было что-то еще в душе. Вот только Дерек никак не мог разобрать, что.

- Что я здесь делаю? – снова спросил Дерек у Денни.
Тот посмотрел на спутника:
- Не знаю.
- Но ты же меня сюда привел?
- Не я. Ты сам, Дерек. Каждое твое перемещение, движение, это все ты. А я тут просто для компании.

Дерек уже собирался снова разразиться тирадой на тему того, что он был счастлив, что задумываться ему не о чем:
- Знаешь, это все больше напоминает слезливые мелодрамы, которые Эддисон любит смотреть, когда болеет…
Дерек неожиданно умолк. Почему сейчас он вспомнил об Эддисон? Позади мягко разъехались двери лифта, который был не виден ни Мередит, ни Иззи. Дерек обернулся. Эддисон вышла из лифта, такая, какой он ее помнил. Стройная, уверенная, в элегантном платье с украшениями под стать. Только вот волосы были короче. Эддисон подстриглась. Дерек уже и не помнил, когда видел ее с относительно короткими волосами.
В сердце приятно закололо. Ладони вспотели. Дерек неожиданно вспомнил, что такое он испытывал только в самом начале их романа с Эдди. И только с ней. Больше никто не мог заставить его так нервничать. Эддисон прошла в нескольких дюймах от него, Дереку показалось, что его обдало тонким запахом ее туалетной воды. И вдруг она обернулась. Как будто, что-то почувствовала. Она смотрела на Дерека и не видела его, от чего сердце мужчины болезненно сжалось.

Над ухом послышался вопрос Дукета:
- Хм… у тебя еще есть вопросы?

====

Эддисон не поняла, почему она вдруг остановилась. Но что-то, как будто пристальный взгляд, заставило ее замереть посреди коридора. Она почти ощутила знакомое присутствие… кого? Эдди отмахнулась, решив, что последствия вчерашнего дня дают о себе знать. Ночью она спала, правда, сон был неспокойный, в зеркале отразилась бледное лицо. Эддисон привела себя в порядок и пошла в Сиэттл Грейс. Она решила начать с визита к Дереку. Несколько шагов вперед и Эддисон увидела более счастливую соперницу. Но не в привычках Эдди было останавливаться. Она славилась своим стервозным характером и никогда не стеснялась этого. Это было залогом успеха и удачной карьеры. Это помогало избегать проблем с разрывающейся на части душой в историях с некоторыми пациентами. Не всегда, но все же. Это помогло пережить развод с Дереком. Это было хоть какой-то гарантией душевного покоя.

Сейчас Эддисон смотрела на Мередит. С одной стороны у них было общее горе – кома Дерека. С другой стороны Эдди не смогла не отметить про себя свое превосходство над Грей. Во всем, и в первую очередь в красоте. Правда, это не утешало самолюбие, ведь Дерек принадлежал Мередит. И только в эту минуту Эдди поняла, что все еще любит Дерека Шепперда. Она все время гнала от себя эти мысли прочь, верила, что эта любовь осталась вместе с ним в Сиэттле. Может так и было. Может, она ожила потому, что Эддисон вернулась в Сиэттл. Но сейчас она практически ненавидела Дерека и Мередит за то, что те снова напомнили ей: она не богиня, а всего лишь женщина. Несчастная женщина, несмотря на все блага.
- Доктор Грей, доктор Стивенс, - холодно поздоровалась Монтгомери.

Обе девушки одновременно посмотрели на нее, как на призрака.
- Я бы сказала, что рада вас видеть, но при других обстоятельствах это звучало бы уместнее.
Никто из собеседниц ничего не успели ответить.
- Грей, Стивенс! – Миранда Бейли появилась на горизонте, как всегда, неожиданно. – У вас нет работы?
- Есть, - ответила за обеих Иззи. – Доктор Монтгомери, было приятно вас снова видеть.
- Грей, ты сегодня в неотложке, Стивенс, вы в компании доктора Слоана.

Девушки ушли.
- Эддисон, я не хочу тебя грузить ненужными заботами…
- Миранда, если нужна моя консультация, я готова помочь. Я не буду целый день напролет сидеть у постели Дерека и ждать неизвестно чего. Ему от этого легче не будет.
- Хорошо, тогда жду тебя в четвертой смотровой твоего бывшего отделения. У нас пациентка с подозрением на генетическую патологию плода.
- Какой срок?
- Шесть месяцев.

Эдди кивнула. Миранда исчезла за поворотом коридора, а Эддисон вошла в палату.
- Привет, - прошептала она, склонившись на Дереком. – Вот новый день, я все еще здесь. Дерек, я не хочу принимать решения об отключении тебя от аппарата искусственного дыхания. Я не представляю, как это сделать. Я не хочу принимать таких решений, слышишь, не хочу! Ты мне нужен живым, Дерек, живым. Пусть ты будешь не со мной, но я буду знать, что ты жив. Я приехала в Сиэттл не для того, чтобы принимать подобные решения. – Эддисон легко коснулась губами лба бывшего мужа и вышла из палаты, полная решимости занять себя работой.

В эту минуту она была злая, что Дерек не снял с нее этой ответственности. Почему он не отдал это Мередит с должностью своей возлюбленной? Это же бесплатное приложение! Почему Эддисон, которая уже не была его женой, которую он просил уйти из его жизни, должна принимать такое страшное решение? Сердце болезненно сжалось, страх охватил всю ее, но Эддисон смогла взять под контроль все свои чувства.
- Монтгомери, ты сильная. Ты смогла пережить многое, переживешь и это. И с Дереком будет все хорошо, - прошептала Эдди самой себе, после чего пошла на договоренную консультацию с Мирандой.

 
Форум » Фанфикшн » Фанфикшн на тему сериала "Частная практика" » Самое дорогое в жизни
Страница 1 из 11
Поиск:

Создать сайт бесплатно